София Касымова Женщины, гендер и беременность: Социальные и экономические аспекты демографии населе
13.07.2008 г.

София Касымова

Женщины, гендер и беременность: Социальные и экономические аспекты демографии населения. Центральная Азия.

(2005)

 

В соответствии с традиционной концепцией основу, которой составляет культ женской плодовитости распространенной во всех Центрально-азиатских обществах, и уходящая корнями в глубокую древность беременность и роды занимали/ют, главенствующую роль в жизненном цикле каждой женщины. В доисламский период богиня плодородия Анахита олицетворяла собой женскую суть и женское начало в мироздании и была очень почитаема. С внедрением канонов Ислама в социально-культурную жизнь народов Центральной Азии, эта концепция не потеряла своего сакрального значения. В некоторой степени, приобретая институциональный характер, закреплялась в нормах мусульманского права - Шариат (Омран, 2001).

София Касымова / Женщины, гендер и беременность: Центральная Азия (2005) Социальные и экономические аспекты демографии населения. – Душанбе. – С.79-84.

 

В соответствии с традиционной концепцией основу, которой составляет культ женской плодовитости распространенной во всех Центрально-азиатских обществах, и уходящая корнями в глубокую древность беременность и роды занимали/ют, главенствующую роль в жизненном цикле каждой женщины. В доисламский период богиня плодородия Анахита олицетворяла собой женскую суть и женское начало в мироздании и была очень почитаема. С внедрением канонов Ислама в социально-культурную жизнь народов Центральной Азии, эта концепция не потеряла своего сакрального значения. В некоторой степени, приобретая институциональный характер, закреплялась в нормах мусульманского права - Шариат (Омран, 2001).

 

На протяжении веков культ женской плодовитости являлся ядром гендерной конструкции традиционной культуры Центрально-азиатского общества, суть которой заключался в том, что беременность не была частным делом женщины. Женщина не могла самостоятельно решить вопрос о времени и количестве беременностей. Советская модернизация в целом не изменила сущность данной концепции. Поскольку советское государство через проводимую гендерную политику, активно вмешивался в репродуктивную сферу женщин, ограничивая, а в некоторые периоды истории (1930-1950 годы) запрещая право женщин на аборт, применение контрацепции, материально поощряя многодетность. Результатом этой политики стал самый высокий уровень рождаемости в странах Центральной Азии, особенно в Узбекистане, Таджикистане, Туркмении (Тохтаходжаева, 2000). У современных женщин Центрально-азиатских обществ есть больше возможностей самостоятельно регулировать вопрос о времени и количестве беременностей, исходя из собственных потребностей и/или потребностей своих семей. Эта тенденция развивается не только среди молодых, образованных городских женщин стремящихся к активной жизненной позиции (Шакирова, Токтыбаева, 2000), но и среди женщин сельских регионов. Все больше сельских женщин начинают проявлять внимание к своему репродуктивному поведению, прибегая к помощи медицинских учреждений в случае нежелательной беременности или в целях предупреждения такой беременности. Таким образом, идет тенденция к уменьшению количества беременностей у женщин. Этому способствовало, во-первых, ухудшение экономического положения многих семей вследствие безработицы, снижения уровня заработной платы, во-вторых, прекращения материальной и моральной поддержки государства по случаю беременности и родам и, в-третьих, государственной политики стран Центральной Азии, направленной на снижение уровня рождаемости.

 

В досоветский период при ранних браках, первая беременность у женщин наступала в 13-14 лет, последние беременности случались в 38-40 лет. В среднем у женщины в период фертильности бывали по 7-8 и более беременностей. В советский период женщины вступали в брак по достижении совершеннолетия и соответственно первые беременности приходились в 18-20 лет. В постсоветский период идет тенденция к увеличению ранней беременности среди девушек-подростков. С одной стороны это связано с возрождением традиции ранних браков, с другой стороны сексуальной активностью девушек вне брака (Молодежь, 2000).

 

В старину многие женщины обычно знали некоторые народные методы предохранения от беременностей, которые устно передавались от женщин старшего поколения молодым женщинам. Но женщины не могли часто ими воспользоваться (Пещерева, 1976). Во-вторых, в условиях натурального хозяйствования экономическое благополучие семей зависело от количества рабочих рук. Большинство зажиточных семей были многодетными. В-третьих, предохранение от беременности считали вмешательством в воле Аллаха, который дает женщине, столько детей, сколько ей суждено иметь по божьей воле (Андреев, 1953). В совокупности эти обстоятельства были причинами высокого индекса беременностей в регионе Центральной Азии. В Советский период, начиная с 60 – годов 20 столетия в основном среди городских, работающих женщин практикуется аборт – как один из самих доступных методов прерывания нежелательной беременности производимых в медицинских учреждениях. В современных условиях женщины более активно применяют различные способы контрацепции, регулируя количество беременностей и промежутки, между ними исходя из своих собственных потребностей.

 

Если после замужества проходило некоторое время, и не появлялись дети, женщины начинали прибегать к разным средствам, чтобы забеременеть. Так у таджиков и узбеков при первых менструациях свекровь давала невестке специальное сладкое блюдо «халво», так как эта пища считалась горячительной и невестка от этого должна была забеременеть (Пещерева, 1976). Традиционным является посещение и поклонение святым местам – именуемые «Мазары» (гробницы), в целях исцеления от бесплодия, а также для облегчения родов. Несмотря на доступность современных медицинских услуг все же эта практика живуче и в настоящий период, как среди сельских, так и среди городских женщин.

 

Традиционно беременность определяли через двадцать дней после срока менструаций. Женщина, рожавшая несколько раз, узнавала у себя сорокадневную беременность, ложась на спину и прощупав живот. Обычно признаками наступившей беременности считались причуды в еде, появлявшиеся у женщины. Внезапная рвота и сонливость тоже считались признаком беременности (Пещерева, 1976). В настоящий период все больше женщин прибегают к помощи медицинских учреждений для определения наступившей беременности.

 

В патриархальных центрально-азиатских семьях главным условием зачатия ребенка является - состояние женщины в законном мусульманском браке, которое в целом определяет правовой статус беременной женщины. Беременность вне законных брачных отношений имела негативные последствия для женщины и ее ребенка. В досоветский период такие случаи практически не встречались. В современных условиях нередко бывают факты внебрачных беременностей у женщин, несмотря на отрицательное отношение окружающих к таким женщинам. Эта тенденция особенно преобладает в городских поселениях с влиянием полиэтнических культур.

 

Беременная женщина имела/ет достаточно высокий статус в семье и обществе, поскольку рождение ребенка самое важное событие в жизни семьи. Несмотря на это в семьях особых условий для беременной женщины не создавалось (Фирштейн, 1978). Обычно до половины беременности женщины выполняли любую работу, а потом тяжелой работы по возможности не делали, но вообще работали до последнего дня беременности. Традиционно считалось, что если женщина не будет работать и мало двигаться, роды будут проходить тяжело. С прихотями беременной женщины в еде считались и старались их выполнять, так как думали, что «беременная женщина зачахнет» (Пещерева, 1976). Считалось, что беременная женщина обладает благодатью - ей хорошо ходить в кладовую, так как она с тяжестью. Беременную женщины хорошо встретить, когда человек отправляется в путешествие или выходит из дому, предпринимая какое-нибудь новое дело.

 

В традиционных патриархальных семьях, находясь в положении беременности, женщина всецело была во власти суеверья, поверья и правил, основанные на архаических и доисламских традициях (Андреев, 1953). Для каждой беременной женщины и ее семьи важным и обязательным являлось соблюдение и выполнение разного рода ритуалов, обрядов и обычаев, направленные на охрану здоровья женщины и ее будущего ребенка от дурного влияния злых духов, которые могут нанести вред именно беременной женщине и ее будущему ребенку. Согласно существующему поверью эти злые духи не могут повредить другим лицам, например мужчинам. Как сама беременная, так и близкие к ней женщины принимали все меры предосторожности, чтобы злые духи не повредила ей и ребенку. Например, беременная женщина не носила ничего тяжелого, так как согласно поверьям злой дух мог воспользоваться этим моментом и испугать беременную, отчего та или выкидывала или рожала болезненного, хилого ребенка. Беременная женщина должна была помнить, что ей нельзя бить или как-нибудь обижать собак, это грех, потому что собака охраняет человека от злых духов. Беременная женщина ночью не оставалась одна в доме, и не садилась в доме на то место, где когда-нибудь обмывали покойника, так как думали, что от этого у нее может что-нибудь заболеть. Она не ходила по улице одна в темноте и в особенности к воде, так как верили, что около воды по ночам бродит злой дух. При беременности брали у священнослужителя заклинания и, зашив его в лоскуток материи, делали амулет, который привязывали на веревочки вокруг талии так, чтобы амулет лежал на животе, и носили его до наступления родов (Пещерева, 1976). В современных обществах Центрально-Азиатского региона в той или иной степени сохранились элементы многих доисламских архаических обрядов, ритуалов древних верований, такие как лечебная магия, элементы шаманизма, культы плодородия связанные с беременностью и родами (Баялиева, 1972). Все эти ритуалы, обряды и обычаи в сознании большинства верующих мусульман закреплены как мусульманские (Грюнебаум, 1981).

 

Советская модернизация с внедрением европейской медицины в быт и культуру Центрально-азиатских народов, а также ее идеологической борьбой против всяких проявлений пережитков феодального прошлого, несомненно, ослабили влияние традиционных обрядов и практик в регионе. В то же время в сельских регионах, среди малообразованных лиц все еще сильны позиции традиционных обрядов и практик связанное с беременностью и родами. В современных условиях многие обряды, ритуалы и практики беременными женщинами соблюдаются лишь формально, и имеют символическое значение.

 

БИБЛИОГРАФИЯ

1.        Абдел Рахим Омран. Планирование семьи в толкование ислама. - Душанбе, 2001. С.96.

2.        Андреев М.С. Рождение, младенчество и связанные с этим обычаи и верования // Таджики долины Хуф (Верховья Амударьи), вып.1. – Труды АН Таджикской ССР, т.7, Сталинабад, 1953, С.46-70.

3.        Баялиева Т.Д. Доисламские верования и их пережитки у киргизов. – Фрунзе, 1972, С.30-31.

4.        Грюнебаум Г.Э. Истоки мусульманской цивилизации // Основные черты арабо-мусульманской культуры. – Москва Издательство «Наука», 1981. С.30-39.

5.        Изменения в репродуктивном и сексуальном здоровье // Молодежь в меняющемся обществе. Региональный мониторинговый доклад №7 –2000. С.33-39.

6.        Тохтаходжаева М. Между лозунгами коммунизма и законами Ислама. Ташкент, 2000. С. 224.

7.        Шакирова С., Токтыбаева К. Материнство как фактор женской состоятельности // Пол женщины (Сборник статей по гендерным исследованиям). Издательство Мальвина, Алматы, 2000. С.55-69.

8.        Фирштейн Л.А. О некоторых обычаях и поверьях, связанных с рождением и воспитанием ребенка у узбеков Южного Хорезма // Семья и семейные обряды у народов Средней Азии и Казахстана. – Москва, Издательство «Наука», 1978. С.189-209.

9.        Пещерева Е.М. Беременность и роды // Ягнобские этнографические материалы. – Душанбе Издательство «Дониш», 1976. С.56-72.

 

Ключевые слова

Культ женской плодовитости, архаические, доисламские обряды, ритуалы, суеверья, советская модернизация, медицинские учреждения